Видимо, каждый раз, когда я ору “Это знак! Это знак!”, я хочу, чтобы это был знак. Знак того, что я двигаюсь в правильном направлении. Это как монетку подбрасывать — она ещё в воздухе, а ты уже знаешь желаемый ответ.

Ísland

Среди многочисленных советов путешественникам, отправляющимся в Исландию, часто можно встретить такой: будьте готовы к тому, что реальность отличается от красивых картинок в интернете. Речь о том, что картинки не передают всей прелести исландского дождя и ветра. Так вот, чтобы действительно морально подготовить путешественников к исландской погоде, следует изъясняться конкретней: “Внимание! Этеншен! Ахтунг! Ветер, сбивающий с ног, и дождь! сильный дождь! много-много дождя!!!” Ну, вот, это уже больше похоже на правду. 

Когда я вышла из аэропорта, ветер действительно сбил меня с ног и едва ли не перевернул чемодан. Надо ли говорить, что из страдающей от жары Москвы я уехала в шортах? Это было величайшей ошибкой. А когда я села в автобус Кефлавик-Рейкьявик, начался дождь, да и вообще пейзаж по дороге был весьма серый и унылый. Ощущение, словно из июля я приехала прямиком в ноябрь.

На станции в Рейкьявике меня встретила Гвюзрун, одна из преподавательниц на курсе. И каково же было мое удивление, когда она сказала, что нам повезло с погодой! Это, оказывается, был теплый, даже жаркий, по их меркам, день! А я стояла с голыми коленками и пыталась представить, как выглядит холодный исландский день. Гвюзрун дала мне конверт с ключами и разной информацией, и я с тремя другими студентами поехала на такси в общежитие. Первое, что я сделала, зайдя в свою комнату, — включила батарею. Благо, отопление у них есть круглый год (за счет того, что горячая вода поступает в дома прямиком из термальных источников). 

На следующий день начались занятия. Сразу скажу, что учиться мне там не понравилось, но об этом позже — в первые дни все было ново и интересно. Первые несколько занятий вели сразу два преподавателя — Бринья и Йоун Симон. Бринья — исландка, а Йоун — англичанин, но в Исландии живет уже давно. Началось все с фонетики: изучили исландские звуки, потренировались правильно произносить их сочетания. Через пару дней мы писали тест, по результатам которого нас распределили в две группы. Студенты с продвинутым уровнем оказались у Йоуна Симона, а я была в числе начинающих в группе Бриньи.

Сначала я думала, что лучше и быть не может — учить язык с его носителем, но в итоге я поменяла свое мнение. Начинать учить язык с нуля нужно с преподавателем, который говорит с тобой на одном языке (во всех смыслах), а вот хотя бы с минимальным уровнем уже можно обращаться к носителю. Справедливости ради должна заметить, что нулевой уровень на этом курсе и не предполагался. Чтобы туда попасть, нужно было еще дома пройти онлайн-тест. Раз я оказалась в Исландии, значит, тест я прошла успешно (нас таких было 35 из 100 с небольшим), но я это делала не без помощи различных пособий и сайтов. Весной мне было совсем не до исландского (последний год в университете все-таки), поэтому я не занималась и благополучно забыла и то, что успела изучить осенью. Приехала с нулевым уровнем — это была моя ошибка.

Однако я совсем не так представляю себе летнюю школу, и с каким бы уровнем я ни приехала, курс мне не понравился совершенно. Занятия по языку включали в себя бесконечную грамматику. Вот приходишь туда в девять утра, и до трех дня перечерчиваешь с доски в тетрадь миллионы таблиц со склонениями и окончаниями (утрирую, конечно, но по сути так и было). Ближе к концу месяца начали, наконец, читать. А всякие прелести технического прогресса на занятиях вообще не использовались, несмотря на то, что кабинет ими прекрасно оснащен — комьютер, интерактивная доска, колонки. Меня это неприятно удивило.

Собственно, на других, неязыковых занятиях, нам всегда включали презентацию — и это было так же разочаровательно, как если бы ее не включали. Я сидела и с тоской вспоминала, как старательно я готовила собственные презентации в университете, и как убого выглядят их тезисы с парой микроскопических картинок. Была пара интересных лекций — по природе Исландии, по музыке — остальное очень сухо и неинтересно.

И ради этого приходилось вставать в семь утра. В середине лета это сродни самоубийству. Но про сон надо отдельно сказать: первую неделю все только и обсуждали, кто сколько спит, и насколько сильно хочется спать. Я не знаю, что конкретно так влияет на людей в Рейкьявике — погода, давление, белые ночи или всё вместе, но спать хочется всегда и везде. Сколько бы ты ни спал, все равно хочется спать, ещё и ещё…

Сам Рейкьявик не слишком интересный — по крайней мере, нескольких дней на него точно хватит, а месяц — это слишком долго. Иногда после занятий мы ходили в разные музеи и другие интересные места города (предполагалось, что они интересные, но это не всегда было так). Среди всех музеев самый лучший — Þjóðminjasafn Íslands (Национальный музей Исландии), я там прошлась несколько раз по обоим этажам, долго разглядывала всякие интересные штуки и делала фотографии. Особенно понравилась экспозиция, посвященная различным церковным атрибутам, — она была изолированна от основного зала, и там звучала характерная церковная музыка. И очень понравился крестьянский дом, в котором также прекрасно была воссоздана атмосфера: там звучало пение, как если бы человек напевал за работой (мне это показалось совершенно очаровательным).

image

Ну, ещё пару слов про Рейкьявик. Самое красивое место в городе — озеро Tjörnin. Вокруг него симпатичные домики, виднеется Hallgrímskirkja (крупнейшая церковь в Исландии), а в хорошую погоду даже гора Esja (вот её-то мы увидели буквально за несколько дней до отъезда, и некоторые с удивлением восклицали: “There are mountains!”). Особая атмосфера царит на Laugavegur — главной торговой улице. Там всегда многолюдно, всегда интересно. По магазинам надо пройтись днем, потому что к 5-6 вечера большая их часть уже закрывается. Зато в это время там часто можно увидеть выступления уличных музыкантов. В путеводителях пишут и о других местах в городе, но меня они мало впечатлили.

Вообще, если оказываешься в Исландии, оставаться в Рейкьявике — преступление! Нужно обязательно путешествовать по стране — всё самое интересное находится за пределами столицы. Вот поэтому я пожалела, что поехала туда студенткой, а не просто туристкой: у меня не было возможности куда-то уехать, приходилось довольствоваться лишь поездками, организованными для нас в рамках курса…

И это были потрясающие поездки! Водопады! Я всегда так мечтала увидеть настоящие огромные водопады! Помню, Рона сказала: “You’re always smiling. Do you like this place?” Конечно! Конечно, мне бесконечно нравились те места. Казалось, что я могу вечно стоять и смотреть на эти огромные оглушающие потоки воды. А лавовые поля? Космические пейзажи, совершенно невероятные — кажется, что ты на другой планете. И ещё в Исландии нужно сделать много всего, чего я не сделала (за целый-то месяц!): посмотреть на тупиков и китов (но это нужно делать в хорошую погоду, а хорошей погоды у меня просто не было), покататься на исландских лошадях, посмотреть на страну с вертолета, съездить в Голубую Лагуну… В общем, мне определённо придётся ещё раз вернуться в Исландию, только уже туристкой.

Одним из самых интересных событий была встреча с писательницей Йониной Леосдоттир — женой той самой Йоханны Сигурдоттир, премьер-министра Исландии, которая стала первым в истории мировой политики открытым гомосексуалистом. Йонина рассказывала про свою последнюю книгу “Við Jóhanna”, которая как раз посвящена её отношениям с Йоханной. Она прочла одна главу из книги (на английском), в которой описывалось самое начало их отношений. Меня поразила одна вещь: до того, как эти две женщины создали семью, они обе были замужем и воспитывали детей. Йонина описывает, что когда она встретила Йоханну, то долго не могла понять, что с ней происходит. У неё и мысли не возникало, что она может влюбиться в человека своего же пола, поэтому осознание этого факта было для неё странным и неожиданным. Вот тут я здорово озадачилась: что же это получается, можно прожить этак десятка три на свете и вдруг обнаружить, что ты лесбиянка? Мне всегда казалось, что сексуальная ориентация не меняется в течение жизни и не вызывает сомнений, разве не так?.. Йонина рассказывала, что в самом начале их с Йоханной отношений им приходилось осторожничать, чтобы не испортить политическую карьеру Йоханны (на тот момент существовал такой риск). Случалось, что Йоханна приезжала к Йонине утром в субботу, они уезжали вместе, и Йонина возвращалась домой только вечером в воскресенье. Так продолжалось очень долго прежде чем мать Йонины решилась спросить, не романтические ли у них отношения, а после признания дочери сказала: “Мы с твоим отцом надеялись, что вы просто пьете вместе”. И это при том, что, по словам Йонины, её мать была ярой противницей алкоголя!

А исландцы классные вообще, все открытые и приветливые. Идёшь по улице, а они тебе улыбаются и здороваются. Бегущих исландцев  очень много в любое время дня — ведут здоровый образ жизни, очевидно. И с собаками бегают, и даже с колясками. А ещё на велосипедах ездят. Вот странное дело: у нас в России ездить реально опасно, и ничего — все ездят, как хотят. В Исландии наоборот: и дорожек много, и машин совсем мало, а всё равно они на велосипедах ездят экипированные с ног до головы, в шлеме обязательно. Многие со специальными детскими тележками. И, кстати, это правда, что исландки очень красивые. Очень! Исландцы дают этому свое объяснение (и вы только послушайте этот прекрасный акцент!)

http://cs322329.vk.me/v322329229/84ee/mmbvyAHvp6U.jpg

Теперь я точно знаю, что мечты сбываются, если очень этого захотеть. Ровно год назад я посмотрела “Хейму” и окончательно и бесповоротно влюбилась в пейзажи Исландии. Тогда я решила, что должна увидеть их своими глазами, а заодно познакомиться с образом жизни и культурой столь самобытной страны.

Осенью я начала изучать исландский язык и подала заявку на участие в летней языковой школе в Рейкьявике. Вообще-то я не очень рассчитывала туда попасть, потому что времени на язык катастрофически не хватало, а для участия в школе нужно было пройти тест. Несмотря на то, что из необходимых трех блоков icelandic online я успела пройти лишь один, с тестом я каким-то чудесным образом справилась.

И вот этот день настал. Я жду регистрацию на рейс до Рейкьявика и уже сегодня вечером буду в стране своей мечты.